Анри Руссо и Нико Пиросмани

Анри Руссо. Спящая Цыганка. 1897
Нью-Йоркский музей современного искусства

Жил в Грузии мастер. Он счастья не знал!
Таким уж сумел он на свет уродиться.
Поднимем же, братья, во здравье бокал,
Да будет прославлена эта десница!

Тициан Табидзе

Когда фамилия становится именем нарицательным, как, например, «тульский Пиросмани» или  «кузбасский Пиросмани», это означает, что носитель этой фамилии не просто оставил след в истории, а своей жизнью открыл целую главу этой истории, или ознаменовал целое явление. Константин Паустовский придумал красивую легенду о безответной любви бедного художника к французской певице. О Пиросмани писали Тициан Табидзе и Андрей Вознесенский. О нём пели Булат Окуджава («Песенка о художнике Пиросмани») и Алла Пугачёва («Миллион алых роз»). Картины художника, умершего в нищете и забвении, на  мировом рынке ныне пользуются огромной популярностью, составляют предмет гордости не только музеев Тбилиси и Москвы, но и любого собрания мира. Так же как и работы другого великого наива с более благополучной судьбой – Анри Руссо. Художественная манера и судьбы этих художников имеют много сходного.

Предметом пристального внимания к сюжетам, персонажам и стилистике этих авторов в нашей беседе будет иллюзорность и фантастичность их художественных миров. А в их судьбах представляет интерес связь Руссо и Пиросмани с авангардистами и средой зарождающейся мировой революции в искусстве. Одно из множества восторженных восклицаний В. Кандинского о Руссо: «Что за замечательный человек был этот Руссо! И конечно, в контакте с “другим миром”. А какая глубина в его картинах! …И теперь я чувствую себя пораженным, почти потрясенным» и М. Ларионова о Пиросмани: «Его своеобразная манера, его восточные мотивы, те немногочисленные средства, с которыми у него достигается так много, — великолепны…» свидетельствуют не о высокомерно-покровительственном, а о почтительном отношении бунтарей от искусства к самородкам из провинции.

Не случайно, что лидеры авангарда отдали дань примитивизму в своём творчестве.  Вечера «таможенника» посещал весь цвет авангардного Парижа, Кандинский требовал  участия картин Руссо в выставке «Синий всадник», Ле Дантю, братья Зданевичи и Михаил Ларионов показали работы Пиросмани на авангардной выставке «Мишень», которая оказалась единственной прижизненной для него. История любви  авангарда с наивом, случившаяся в начале ХХ века демонстрирует, как насмешливо-пренебрежительное отношение к творчеству «простодушных» меняется на уважительное и порой ученическое.

Лекцию читает зав. отделом наивного искусства, кандидат философских наук Андрей Бобрихин

26 Сентября 2017 - 26 Сентября 2017

Воеводина, 5

18:30

Взрослый 250

Льготный 100

Студенты вузов очного отделения бесплатно

 

 

 

(343) 371-06-26